«Американец в Перестройке», Moulin Rouge и шоу звезда Влада Красильникова.

Резвый галльский гений подарил человечеству на исходе XIX века не только Эйфелеву башню, но и «Мулен Руж». Причем в одном и том же 1889 году. «Красная мельница», воздвигнутая у подножия Монмартра, хоть и не была никогда борделем, входила, согласно преданию, в так называемый «великокняжеский маршрут». Именно с «Мулен Руж» представители российской правящей династии начинали свои визиты в город на Сене.

Предание также гласит, что в те достопамятные времена танцовщицы отплясывали перед высокими гостями сумасшедший канкан без нижнего белья. Письменных свидетельств тому в архивах не обнаружено, хотя косвенным подтверждением служат написанные с любовью и знанием дела полотна Анри Тулуз-Лотрека. Великий певец борделей и канкана обессмертил своих героинь, которые одновременно были его музами и подругами. Легендарные Ля Гулю («Обжора»), Гриль д’Эгу («Канализационная решетка»), Нини Патзанэр («Лапки кверху») вписали несколько славных страниц в историю «Красной мельницы». Однако другой художник, петербуржец Александр Бенуа, обосновавшийся после революции на берегах Сены, был разочарован, увидев в ней лишь «пошлость, вульгарность и скуку».

Новые времена – новые нравы и имена. В середине 90-х годов ХХ века на сцене «Красной мельницы» засияла звезда русской танцовщицы Влады Красильниковой.

Нынешняя королева парижского канкана появилась на свет Божий в городе Уфе в спортивной семье. Мама – заслуженный тренер по художественной гимнастике, папа – известный фехтовальщик. Ничто, казалось, не предвещало головокружительной карьеры на подмостках одного из самых знаменитых кабаре мира. Когда Владе было пять лет, она 18 раз переболела воспалением легких. По ночам родители носили девочку на руках, ибо стоило ее положить в кровать, как она начинала задыхаться. Единственное, что могли сделать врачи, – посоветовали семье сменить климат и отправиться туда, где солнечно, сухо и тепло. Красильниковы все бросили и поехали в Туркмению. Здесь мама Влады создала первую в республике школу художественной гимнастики, а сама Влада стала мастером спорта. Профессионально занялась танцами.

В 16 лет она отправилась покорять Москву. Выступала в мюзикле Максима Дунаевского «Американец в перестройке», гастролировала с ним по Западной Европе. А потом пришло приглашение из Парижа...

… – «Мулен Руж» находится в двух шагах от площади Пигаль, где ночью идет бурная жизнь. Вы в ней иногда участвуете?

– У меня бурная дневная жизнь. Разве что раз в три месяца хожу на дискотеку, но ведь когда возвращаешься домой в шесть утра, то мешки под глазами, каша в голове, день перечеркнут... В Париже есть русская дискотека, которой заведует Володя Архипов, танцующий в кабаре «Паради латэн». Он ее здорово раскрутил, и там теперь собирается самая модная публика.

– Ощущаете ли вы себя частью русского Парижа?

– Париж стал моим родным городом, но у нас интернациональное шоу, и с этим многое связано. Я встречаюсь с теми, кто мне интересен, а не с англичанами или китайцами. Русских здесь действительно очень много. Есть талантливые, есть бездарные,  много и таких, которые  вообще непонятно  чем занимаются. Меня тянет не к соотечественникам, а к хорошим, интересным людям. И я от одиночества не умру, если вокруг меня не окажется русских.

– Танцовщиц, наверное, держат в черном теле?

– Эта профессия прекрасна еще и тем, что обязывает тебя быть в форме и день и ночь. У нас, конечно, есть так называемые «капитаны», хореографы, «худруки», которые нас контролируют, делают замечания, иногда просят сбавить пару килограммов. Нас взвешивают, когда мы подписываем контракт, и если впоследствии замечают большое отклонение, заставляют взвешиваться повторно. Русские дисциплинированны, они избегают отклонений.

– Влада, вот уже скоро девять лет, как вы выступаете в «Мулен Руж», побив исторические рекорды Ля Гулю и прочих лотрековских героинь. Неужели этот сплошной канкан вам не надоел?

– Ни капельки... Я вот так самовыражаюсь и каждый раз на сцене стремлюсь придумать что-то новое. Поскольку я еще занимаюсь фотографией, мне во время спектакля приходят новые идеи и неожиданные мысли о том, как и кого можно снять.

– Трудно ли было выучиться канкану – этому перманентному «гвоздю» муленружевской программы?

– Совсем нет. Я его танцевала еще в России. Но здесь просто ритм сумасшедший. Надо уметь, как говорится, «кидать ноги за уши», да еще падать с прыжка на шпагат, издавая при этом оглушительный визг.

– Что вы еще исполняете помимо канкана?

– В течение вечера у меня двенадцать выходов, и у каждого свой характер. Начинаем мы с американского танца «фанки-фанки» в брюках и в кепках. Далее, как и подобает шоу-герлз, появляемся в красивой бижутерии, красных перьях, больших шляпах: чувствуешь себя настоящей женщиной. Затем следует любовный романтический номер, который заканчивается, как в сказке: «...и они полюбили друг друга». Потом я возникаю в образе пантеры: это тоже нравится, потому что у меня зверский характер. На русский номер я выхожу в красных сапожках и в платье весом шесть килограммов, в котором вместе с ребятами кручу «карусель». В этом наряде я чувствую себя как дома: тяжело, но хорошо. Появляюсь я и в наряде Мэрилин Монро, вроде того, в котором Николь Кидман играла в фильме «Мулен Руж»…  Подробнее...

Смотрите документальный фильм "Калининград против наркотиков"           

 

НСНБР:Фонд спасения  Национальная безопасность России.НСНБР.Против наркотиков.  

www.nsnbr.ru Nsnbr.org:www.nsnbr.ru Koenigsberg13.com  

XXI век против наркотиков Единая неделя в Москве Москва против наркотиков  Акции НСНБР  Национальная безопасность России Россия против наркотиков МЦРСИ.НСНБР против фашизма... НСНБР.МЦРСИ против наркотиков  NSNBR.RU.МЦРСИ против наркоагрессии Открытый урок против наркотиков Тайны мировой политики 20 лет против наркотиков МСОО МЦРСИ ICDSI Балтийский фонд "21 век против наркотиков" Балтийский фонд спасения детей и подростков от наркотиков Единая неделя Единая линия НСНБР